свежие новости

   Колонка главного редактора               
   Родина и любовь .

     «Покажите мне этот «бурьяк»…»
            10 июня 2017    

     Мост через море: не сказки сказываются, а дело делается
            31 мая 2017    

     Священную память храня...
            13 мая 2017    

     Искра Божья
            22 красавіка 2017    

     Блеск и нищета последних приютов
            22 красавіка 2017    

 Субботник на селе:
«начальников» больше, чем помощников

            12 красавіка 2017    

     На Вербное воскресенье негде было купить вербу
            12 красавіка 2017    

     У нас товар — у вас купец
            1 красавіка 2017    

     Риски «площадных игр»
            18 сакавіка 2017    

     Экономика района: статистика и реалии
            11 сакавіка 2017    

     Сбор на финансирование госрасходов:
платить нельзя освободить

            4 лютага 2017    

     Обслужат. Держи карман шире.
            1 лютага 2017    

   1 июля 2017       Автор: Инна Фяксель
    Мы познакомились во время корпоративной поездки в ближнее зарубежье.
   

   Моя молодая коллега была очень симпатичная во всех отношениях: красавица-блондинка, веселая и жизнерадостная, открытая и легкая в общении и в то же время умная, хваткая, профессиональная. С такими людьми приятно работать, отдыхать и жить. Интересно, кто же ее муж, как складывалась судьба?
    Света (это имя ей удивительно подходило) при первом же случае честно и откровенно рассказала свою историю, которая оказалась особенной и очень занятной.
    «У меня второй брак, — поведала она, — а в первый раз я на третьем курсе университета замуж вышла. За немца. Ему было тридцать два. Такой взрослый, солидный. Серьезный. Врач: мануальный терапевт. Увидел он меня, влюбился и как прицепился — я даже не заметила, как в ЗАГС завел. Как-то все быстро получилось. Все вокруг говорили: повезло, повезло… Богатый, иностранец… Уедешь в Германию, будешь фрау, жена доктора…
    Пока я заканчивала учебу, он приезжал, уезжал, вроде все нормально было. Договорились мы, что я уеду к нему сразу после получения диплома. А я в университете была активисткой, старостой курса, во всех делах участвовала. Страшно любила людей, общение, всякие мероприятия. Общественных обязанностей, хлопот всяких у меня был вагон…
    И вот чем ближе отъезд, тем сильнее у меня на душе кошки на душе скребут. Радости почему-то вообще никакой!
    Выхожу утром на улицу, а там жизнь кипит, идут люди. Я всегда тоже так спешила по делам, с радостью, каблучки стучали, а теперь — бреду, и вот-вот слезы на этот серый асфальт закапают. «Город ты мой прекрасный, — думаю, — я так твои улицы люблю, а скоро уже ходить по ним не буду, лишь в кои-то веки приеду...»
    Я у мамы с папой одна. Они говорят: «Поезжай, доченька, устраивай свою жизнь, лишь бы тебе было хорошо», а я прямо болею: «Как же это я только по скайпу с мамой общаться буду? Как смогу не видеть ее вживую, голос ее не слышать? Как я у себя сама такое счастье отниму?..»
    У нас, белорусов, все идет от души: грусть, радость, дружба. У нас можно без предупреждения в гости пойти или к себе позвать, последним поделиться, последний рубль ребром поставить. Мы с соседями живем как с родными, все друг про друга знаем. Умеем над бедами посмеяться, рукой махнуть и сказать: «Ай, были бы все здоровы, пойдемте лучше все ко мне и устроим праздник!...» Мы не оглядываемся по сторонам: как ступить, что сказать, сколько нам заплатят…
    У мужа на родине все не так. Не хуже, не лучше, а просто не так. Они живут по-другому. Я потом, уже спустя годы, думала-думала, как определить это противоречие характеров, и нашла правильные слова. У нас в основе всего лежит любовь.
   Мы живем, как любим, — распахнутым сердцем, безрассудно, нерасчетливо и так прекрасно! Ну согласись: прекрасно! Это чисто наше, славянское…
    И я вдруг поняла, что не смогу жить с ним в этом его доме в этой его Германии со своей тоской по моему городу, моим родителям, моим друзьям, моим общественным делам. Поняла, что все решила и никуда не поеду, и боль тут же меня отпустила. Сказала мужу, что мы разведемся. Он устроил скандал. У нас уже заявление в посольстве на выезд лежало, так он «маляву» на меня накатал — вроде я хотела путем брака с ним за рубеж выбраться. Глупости какие! Мне запретили въезд в Евросоюз, а я туда и не собиралась — больно надо, счастье такое…
    У меня как будто крылья выросли! Я поняла, что свою жизнь вообще не надо по стандартам строить, по советам подружек. Что для одного «ох как повезло», то другому вообще не нужно….
    А через два года я замуж вышла за такого же «комсомольца», как сама. По большой-большой, настоящей любви. Ни кола, ни двора, но так здорово! Сегодня вот строимся потихоньку. Тяжело. Родились у нас близняшки. Снимаем квартиру.
   Ссоримся, миримся, открываем друг в друге хорошее и не очень. Всякое бывает. Но я ничего не хотела бы изменить в своей жизни. Не жалею ли?.. Нет, никогда».
    Света показала фотографии мужа и детишек. Такие красавцы рождаются только от любви: это я не раз отмечала. И вообще мне очень нравится, когда семьи создают, руководствуясь чувством, что бы не ожидало впереди. Это лучше стерильно-холодного расчета, который не приносит ни хороших детей, ни настоящей радости, ни духовных плодов. И еще мне очень нравятся люди, у которых понятия «родина» и «любовь» сплелись в неразделимое целое. Они не всегда выгадывают в жизни — это правда, зато чаще бывают по-настоящему счастливы.
   
    Инна ФЯКСЕЛЬ