На прошлой неделе депутат Национального собрания Республики Беларусь Валерий Гайдукевич провел ряд приемов в городе и на селе. Встречи получились жаркими и по эмоциональному накалу собеседников, и по остроте проблем.

Родительский дом… поссорил детей

Казалось бы, это теплое родное гнездо должно накрепко объединять сестер и братьев — ведь они вместе росли под этой крышей, вместе играли, ели из одной тарелки, спали на одной подушке, и старшие помогали растить младших.
Почему все меняется, когда дом становится наследством?

Почему родные люди вступают между собой в жестокий бой без правил, забыв о совести, оскорбляя память родителей и навсегда разрывая дружбу между собой?
Это неправильно, несправедливо — но это часто случается. С вопросами дележки наследства на прием к депутату приходят нередко.

Вот и в этом случае посетительница не перестает растерянно повторять: «Как же все это могло случиться?! Мы были такие дружные, у нас была такая хорошая семья… Никогда бы не могла подумать!»

Ее покойная мать оформила не один, а несколько документов на разных детей: одной — дарственную на дом, другому — завещание. Она поступила так в силу очень преклонного возраста, над которым, к сожалению, ничто не властно: у глубокой старости свои особенности. После смерти женщины детям остался в наследство дом и клубок разноречивых распоряжений покойной насчет того, кому же он должен достаться. В норме в таком случае надо бы детям собраться за круглым столом и обсудить, как поступать, чтобы друг друга не обидеть. Но получилось иначе. В итоге все перессорились, и вышло вроде и по закону, но не по-хорошему и не по совести. Практически ни с чем осталась дочь, которая одна досматривала лежачую мать. Знала бы старушка, что дети стали из-за родительского гнезда врагами — в гробу перевернулась бы, наверное…

Дела такого рода решаются в суде. А по жизни — дом в деревне, каким бы он хорошим ни был, стоит максимум несколько тысяч долларов. Но сколько стоят отношения с родными, которые даются Богом раз и на всю жизнь?

Жаль, что люди редко задают себе этот вопрос. И вообще сегодня серая тень рубля многих ослепляет, затемняет взгляд на жизнь и душу, на прошлое и будущее семьи. Это неприятная особенность нынешнего времени.

Ночь. Овцы «поют»…

Ночью в деревне у одних под окном поют соловьи, а у других… блеют соседские овечки, вольно разгуливающие по участку. Никто из нас, конечно, слушать такое «пение» не хотел бы, а вот сельчанину, который пришел на прием, «наслаждаться» звуками и запахами гурта овец приходится.

Сосед взял в аренду участок земли рядом с его домом и развел там овечек — не одну-две, а около двух десятков. «Там на участке они и пасутся, и гадят, и блеют, причем не только днем, но и ночью, — жалуется посетитель. — Постройка для их содержания размещена по отношению к моему дому гораздо ближе, чем по правилам положено».
Кстати, это не единственный случай, когда у хозяев частных подворий возникают к соседям претензии. Такое случается, когда люди уверены: на своем участке что хочу, то и ворочу. Это не так.

Земля участка должна использоваться по целевому назначению, а животные — содержаться в специальных хозпостройках или в вольерах (не на свободном выгуле во дворе!).

Стационарные хозпостройки тоже возводятся с соблюдением определенных правил. Расстояние от них до жилого дома и до забора, отделяющего от чужой территории, прописано в ТКП «Градостроительство. Районы усадебного жилищного строи-тельства. Нормы планировки и застройки».

Участок жилого дома должен содержаться в чистоте и быть благоустроен. Необходимо также соблюдать противопожарные и санитарные нормы. Домашний скот надо содержать в порядке.

Заявитель обращался уже в несколько служб и получил ответ, что нарушений нет. Посмотрим. По результатам приема у депутата в этой ситуации будет разбираться райисполком.

В Дражно поговорить о наболевшем собралось столько людей, что прием проходил в зале сельисполкома

Главный вопрос — вероятность закрытия местной больницы. Именно такой слушок прошел по селу, и народ взволновался. Перспектива ездить выписывать рецепты и «капаться» аж в районную больницу пожилых сельчан (а их большинство) совсем не радует, и их можно понять. Все меньше жителей в деревне, поэтому закрываются по очереди объекты, которые составляют так называемую инфраструктуру: отделение банка, почта…

— Еще только больницу осталось закрыть! — негодуют люди.
И они правы. Весь век отработали на селе, и так приходилось нелегко, а с годами еще дополнительные сложности — это несправедливо.

— Да еще теперь, когда такого хорошего молодого специалиста-доктора нам сюда дали! Не врач, а золото! — горько сетуют дражненцы.

В беседе с депутатом главный врач районной больницы, депутат област-ного Совета Татьяна Богданович уверила, что больница не закрывается, а всего лишь будет перенесена в другое помещение. Вскоре она планирует встречу с жителями Дражно, чтобы ответить на все их вопросы.

Еще один вопрос — пересох пожарный водоем, болотце рядом с деревней. «Случись пожар, откуда воду брать?!» — качают головой старики. Они хотят, чтобы прудик углубили.

Были и еще вопросы, целый ряд, а народу, повторюсь, — полный зал сельисполкома (несмотря на будничный день). И это говорит о том, что с людьми на местах надо работать плотнее: вовремя проинформировать, разъяснить, где надо — отстоять интересы. Ведь вопросы на самом деле все были рабочие, ответы и решения лежат на поверхности.