Из ракетчиков — в пчеловоды: бывший военный Иосиф Завадский вернулся в родную Ореховку спустя 30 лет, чтобы собирать «янтарное золото»

0

Красивейший уголок есть на окраине Новодорожского сельского Совета — деревня Ореховка. Некогда здесь насчитывалось более сорока дворов, семьи были большие, домашней живности полно. С годами населенный пункт постигла та же участь, что и многие другие: молодежь разъехалась, поумирали старики.

Сиротела Ореховка, но время и возраст тогдашних босоногих мальчишек и девчонок изменило их мышление. Из городов многих потянуло в родительские дома: отремонтировали их, покрасили, обработали заросшие участки. Так Ореховка получила новую жизнь. Весной съезжаются дачники, и деревня оживает. Берется за дело и Иосиф Никодимович Завадский, который каждый год до наступления холодов хозяйничает в доме, где родился и куда вернулся спустя тридцать лет…

«Я В РАКЕТЧИКИ ПОЙДУ»

«Тогда быть военным считалось почетным. Я тоже решил стать защитником Родины. Какие выбрать войска, долго не думал. В 1960 году поступил в Вольское авиационно-техническое училище, через три года — в Московскую военную академию имени Ф.Э. Дзержинского (сейчас она носит имя Петра Великого) по специальности «Система управления летательных аппаратов».

Практику после учебы проходил в Казахстане на Байконуре. Служил в ракетных войсках стратегического назначения в России и в Украине. Находился в шахте глубиной с одиннадцатиэтажный дом (это более 30 метров). Задача была — по сигналу нажать на кнопку и пустить ракету. В общей сложности прослужил тридцать лет. Потянуло домой, в Беларусь, в родную Ореховку. Поменял квартиру в Хмельницком на Бобруйск, ближе к отчему дому. Вот так, в 18 лет уехал, а в 48 вернулся».

ИЗ РАКЕТЧИКОВ — В ПЧЕЛОВОДЫ

«Как же здесь хорошо!» — первое, что я сказал, когда через три десятка лет вновь оказался в родном краю. Пьянящие запахи леса, травы, полевых цветов… И сразу в голове пролетела мысль: буду заниматься пчелами. Когда-то помогал дяде в этом деле. Приехал и говорю ему:
— Давайте пчел разводить.
— Ты же офицер. Ничего не умеешь, — отмахнулся он, но в помощи не отказал.
Я и сам потихоньку вспомнил, чему он меня учил. И так полюбилось это дело, что не могу уже без своих полосатых тружениц. Сейчас двадцать семей. Было больше. Из-за болезни года три вообще не приезжал сюда, за это время в ульях осталось только около 10 процентов «жильцов». Прикупил карпатскую породу пчел и возобновил количество, продолжил заниматься пчеловодством.

Работы с ними много, поэтому и занимают больше времени. Зато, когда получаешь богатый урожай «янтарного золота», радуешься, как ребенок новой игрушке. В этом году очень хорошей была первая откачка. Собрал где-то около 400 килограммов меда (7 бидонов по 40 литров весом от 50 до 60 килограммов каждый). Столько этого лакомства принесли пятнадцать семей. При второй откачке меда было в семь раз меньше. Мед лесной, с весны пчелки собирают нектар с ягодных цветков. Приятный аромат продукту дают и полевые цветы. Пасеку к зимовке уже подготовил».
На вопрос, жалят ли подопечные или «узнают» хозяина, Иосиф Никодимович ответил честно:

«Жалят. Бывает, нечаянно прижмешь рукой, так и получишь «укол». Другая просто, если не в духе, может показать характер. Но я привык, мне это за лекарство».

Полная версия доступна подписчикам «НС»

 

Leave A Reply

Your email address will not be published.