Настоящий детектив. Белорусская семья сделала заказ на кухню, но не увидело ни мебели, ни кровных

0

Кухня для многих остается лицом квартиры, потому стандартными магазинными шкафчиками ее застраивают только консерваторы и аскеты. Остальные вкладывают деньги, чтобы придать этому лицу индивидуальность. В процессе всякое может случиться. Однако историю хуже, чем та, о которой пойдет речь, придумать сложно. Настоящий детектив, пусть без выстрелов и погони, зато с исчезновением — пропал дизайнер, проектировавший кухню, а вместе с ним и аванс. Подробности корреспонденту агентства «Минск-Новости» рассказала председатель столичного общественного объединения «Служба защиты потребителей» Елена Кучинская.

Настоящий детектив. Белорусская семья сделала заказ на кухню, но не увидело ни мебели, ни кровных

Фото из открытых источников (иллюстративное)

Здравствуйте, я дизайнер!

— Читатель предвкушает интригу. Что же произошло?

— Как и в любом детективе, ничего не предвещало проблем. Семья искала в интернете изготовителя кухни под заказ. Приглянувшаяся организация располагалась не в столице, а на периферии, зато брала недорого, обещая индивидуальный подход к каждому клиенту. В назначенное время прибыл дизайнер мебели — молодой человек отрекомендовал себя именно так. Я не сильна в проектировании столешниц и навесных шкафчиков, но, видимо, представитель организации действовал грамотно, потому что сразу расположил к себе хозяев и взял предоплату. Деньги передавали наличными, взамен дизайнер предложил расписаться в договоре, который принес с собой. Печать и реквизиты организации на документе имелись, хозяин квартиры поставил подпись, и молодой человек откланялся.

— В большинстве случаев все так и происходит. Солидные люди расстаются довольные друг другом…

— После этого контакты с дизайнером не прерывались. Заказчик и подрядчик созванивались, переписывались в мессенджерах, оговаривали детали, сроки. В назначенный для доставки кухни день ничего не произошло. Одновременно из виртуальной реальности исчез и специалист: не брал трубку, оставлял без ответа сообщения в соцсетях. Взволнованные хозяева обратились в организацию. Тревога понятна: пропал человек, мало ли что. В организации выразили недоумение. Какой дизайнер? Какая мебель? Вы кто? Хозяева напомнили собеседникам, что их взаимоотношения оформлены документально. Поэтому бог с ним, с дизайнером, авось найдется, но с кухней что? Везите ее на указанный в договоре адрес! Расчет за вычетом аванса произведем на месте.

В списках не значится

— Как я понимаю, обе стороны заподозрили неладное?

— По разговору все выглядело именно так. Организация заявляла: этот дизайнер у них не работает, договор под указанным номером не проходит по бухгалтерии. Однако они действительно занимаются изготовлением мебели и могут создать ее, если клиент внесет предоплату.

— Вот попали хозяева!

— Именно так. Более того, чтобы подчеркнуть свою непричастность к этой мутной истории, организация настоятельно порекомендовала обратиться в милицию. Мол, пусть объявляют дизайнера в розыск, а когда его стреножат, мы тоже будем считать себя потерпевшими. Этот жулик с художественным уклоном использовал наши печати и бланки, нанеся ущерб репутации фирмы. Заявление в РОВД хозяева написали, параллельно обратились к нам.

— Но как можно помочь в такой ситуации? Надо действительно ждать, когда найдут и задержат дизайнера.

— Не все так просто. У нас были сомнения в искренности представителей организации. Что же это за солидная фирма, у которой печати и бланки находятся в свободном доступе?! Кроме того, есть же соцсети, где можно найти любую информацию. В частности, о самом дизайнере, круге его общения, возможных контактах с упомянутой организацией.

Неофициально установлено…

— Вы прямо мисс Марпл или детектив Дарья Васильева из романа Донцовой…

— В общем, такие контакты мы нашли. Но чуть позже. А на первом судебном заседании представители ответчика продолжали крутить в воздухе фиги. Мол, ничего не знаем, аванс получал дизайнер, с него и спрашивайте. Он не проходит по нашему штатному расписанию, даже справка из фонда соцзащиты имеется о том, что взносы на его будущую пенсию фирма не отчисляла. Словом, понятная позиция и, по их мнению, железобетонная. Поэтому ко второму заседанию мы предоставили суду распечатку переписки из соцсетей.

— Так можно?

— Конечно. Закон разрешает использовать все возможные доказательства. Из публикаций в соцсети следовало, что дизайнер до своего загадочного исчезновения являлся чуть ли не лицом фирмы, знакомым с руководством. Его характеризовали как компетентного человека, высококлассного специалиста, советовали к нему обращаться, восхищались талантами и так далее. Разумеется, информация была неофициальной, это не запись в трудовой книжке или выдержка из почетной грамоты. Тем не менее суд наше ходатайство принял и приобщил интернет-переписку к делу.

— Помогло?

— Рассмотрев представленные материалы, суд определил, что дизайнер действовал в интересах организации. А это уже существенно. Раз есть заинтересованная организация, по чьей вине пропала предоплата, пусть она и отвечает.

— И чем все закончилось?

— Если бы не наше почти детективное расследование, наверное, завершилось бы ничем. А так ответчик решил не испытывать судьбу и предложил мировое соглашение. Он компенсирует все расходы — мы отзываем иск. На том и порешили.

Источник: onlinebrest.by

Leave A Reply

Your email address will not be published.