Небольшая деревня Лаги Стародорожского сельсовета продолжает свою спокойную размеренную жизнь. Как и во многих селах, сегодня здесь не играют шумных свадеб, не проводят веселых ярмарок, но она по-прежнему есть на карте благодаря тем жителям, которых не заманили многолюдные суетливые города и которые остались верны своей малой родине. Любят старожилы встретиться теплым вечерком на лавочке и вспомнить былые года, года их молодости. А вспомнить действительно есть что…

     

ДЕРЕВНЯ НЕВЕСТ

Следующей остановкой моего путешествия по населенным пунктам района Лаги стали не случайно. Как-то в городе встретила человека, который свое детство провел именно в этих краях. От него я и узнала, что Лаги никогда не были большой деревней, но знал ее весь район, потому что негласно ее называли деревней невест. «Много девчат было, да все красивые, стройные. Своих парней на всех не хватало. В соседних деревнях, наоборот, хлопцев хоть отбавляй. Вот и топтали они каждый вечер тропинки в нашу деревню. С одной стороны идут женихи из Кармазов, с другой — из Макаричей. Задиристые все, гонорливые, никто никому уступать не хотел. Вот и получались часто «петушиные» бои. Как только начиналась драка, усмирять драчунов выходил дед лет под семьдесят. Крепкий был старичок: одного, второго так отхаживал, что и у других желание кулаками махать тут же отпадало».

ЗОНА СВИДАНИЙ

Вместе с председателем сельисполкома Владимиром Александровичем Бодой выходим из машины в начале деревни.
Мы последовали по узкой тропке в сторону леса.
Прошли метров двести, и перед глазами появилась водная гладь, которую надежно прячут от чужаков большие ветви берез и мохнатые лапки елей и сосен. Небольшой водоем с красивой прибрежной зоной — местная достопримечательность. Здесь когда-то купались, справляли праздники, ловили рыбу. А сколько деревьев до сих пор хранят тайну любовных историй! Ведь это было самое лучшее место для свиданий.
— Рыбаки до сих пор наведываются, — говорит Владимир Александрович, — значит, и вода здесь живая, как и сама деревушка.

«ГОВОРЯЩАЯ» ДЕРЕВНЯ

Останавливаемся у первого же дома. Взглянешь на него — и сразу понятно, почему.
Как и многие деревушки, Лаги расцветают весной: съезжаются дачники, приезжают дети и внуки в родительские дома. В руках появляются лопаты, грабли, молотки: кто-то сразу берется за работу в огороде, кто-то — за уборку территории от прошлогодних листьев, а кому-то нужно подремонтировать покосившийся забор или хозпостройку. И все лето жизнь кипит.

Только не привыкли скучать местные жители, даже когда осенью хозяева разъезжаются. Деревня не впадает в уныние и тишину, здесь всегда «многолюдно» благодаря Николаю Федоровичу Бахановичу. На стене своего дома пенсионер повесил радиоприемник, подвел нужный провод — и готово. Новости, музыка, песни разлетаются по всей округе, слышно на другом конце села. Так они дают знать, что живет деревенька, что жизнь продолжается.
— Эта деревня вас еще удивит, — заинтриговал председатель сельсовета Владимир Александрович Бода.

ОДИН ДВОР КРАШЕ ДРУГОГО

Деревня с единственной улицей выглядит красивой, чистой, цветущей. Оттого она, наверное, яркая, солнечная, что большинство домов покрашены в желтый цвет. Дворы украшает россыпь осенних цветов. Хотя урожай с огородов и садов собран, к земле все равно приложена хозяйская рука. Каждый клочок перепахан, выровнен.
— Так наши люди любят родную землю, она у них всегда в порядке, — продолжая диалог, заявил собеседник. — Сегодня здесь всего три дома, где постоянно проживают наши уважаемые старожилы. Остальные семь — это дома дачников. Сами видите, какое ухоженное каждое подворье.

ВЗГЛЯД В ИСТОРИЮ

В Беларуси совсем немного населенных пунктов с таким названием. Откуда оно пошло?

«Вокруг Лагов очень много курганов, — поясняет председатель сельсовета. — Возможно, это захоронения солдат времен русско-шведской войны. Лаги — от слов «ложбина», «лог» (низина).

Сначала это было урочище, потом хутор. Деревня — с конца 20-х годов прошлого века, когда Лаги вместе с деревней Ровань вошли в состав колхоза имени Войкова. В годы Великой Отечественной войны деревня была частично сожжена, но местные жители заново ее отстроили».

такого дома, как у местного фермера
Михаила, в районе точно нет

Деревня не только выглядит «нарядной» и аккуратной, но и веяния современности и креативности ее не обходят. Хотя домам уже десятки лет, но они еще крепкие, а стеклопакеты и бетонные заборы и вовсе их «омолаживают».

А вот такого дома, как у местного фермера Михаила, в районе точно нет. Он сделал пристройку из… дров и глины. Вместо кирпичей использовал деревянные чурки, доски и бруски, а вместо цементного раствора — смесь глины с песком. Поленья уложены не вдоль, а поперек стен (так же, как складывается поленница из дров). Прочно связывая «деревянные кирпичи», глина обеспечивает стене исключительно высокую прочность и огнестойкость. К тому же такой метод возведения домов весьма необычный и интересный. При этом затраты не очень большие плюс абсолютная экологичность.

Михаил делает привлекательной эту деревню не только своей оригинальной пристройкой. Рядом с его подворьем есть участок земли (около 3 гектаров), который также нуждается в хозяйских руках. Вскоре за него возьмется фермер и заложит здесь фруктовый сад.

«ЧТОБ ТЕ ДНИ НАЗАД ВЕРНУЛИСЬ…»

Вот уж над кем не властно время, так это над самой старейшей жительницей Лагов — Евдокией Марковной Королько. Женщине уже за восьмой десяток, а морщинки едва касаются ее лица. Седина — это не про нее (волосы аккуратно покрашены). А в глазах возьмет да и блеснет искорка. Как будто о ней сказано: женщина в любом возрасте должна оставаться женщиной. Ох, и скольким же парням в молодости вскружила голову Евдокия! Ее уверенный голос говорит о сильном характере. Даже перенеся тяжелую болезнь, Марковна не упала духом, а все так же полна оптимизма.
«Лаги для меня вот уже 60 лет как стали родной деревней. Вышла замуж и переехала к мужу. Дворов было мало, но семьи большие: по 7-10 детей. Много держали живности: корову (кто и две), свиней, кур, а гусей — не сосчитать.

Сначала на семью давали только 25 соток земли, потом, когда образовался колхоз, выделяли по 50. Основную часть огорода составляли картошка и зерновые (рожь, пшеница). В Макаричах был колхозный огород, где выращивали огурцы, помидоры, капусту, морковку. Мы и сеяли, и собирали урожай. Платили копейки, но принесешь домой помидорку, и то хорошо. Я работала заведующей молочной фермой в Макаричах. Тогда молока надаивали мало, нечем было кормить: солома да подножный корм, никаких концентратов.

Трудно было, работали до седьмого пота, но жили дружно, весело, с уважением друг к другу. Кабанчика кто забьет, обязательно со всей родней поделится. Дома строили талакой, посевная или уборочная — вместе и молодежь, и старики.
А праздники какие шумные были! В нашей деревне ярмарок не проводили, слишком маленькая. А на Покрова Пресвятой Богородицы все надевали лучшие наряды и шли на ярмарку в Макаричи. Столы накрывали теми яствами, что позволяли продукты: сало, студень, молоко, творог, блинчики.

Свадьбы гуляли всей деревней. Родственников, соседей обязательно звали на каравай. Как бы бедно ни было, молодых красиво прибирали. Невеста в белом платье, в фате, венке — как положено. Гармонисты, сменяя один одного, играли без умолку.
Вот чтобы те дни назад вернулись…»

Виктория СЫТИК.
Фото автора.