Состоялась онлайн-конференция на темы союзного строительства Беларуси и России

Четверть века назад — 14 мая 1995 года — прошел общереспубликанский референдум, определивший дальнейшее развитие нашей страны. 80% белорусов сказали «да» плотной экономической интеграции с Россией и приданию русскому языку равного статуса с белорусским.

14 мая — в день 25-летия исторического референдума — в рамках заседания международного медиаклуба «Формат А-3» политики, историки и журналисты обеих стран говорили о том, в каких сферах союзного строительства нам удалось за это время преуспеть, а по каким направлениям еще предстоит поработать. Участие в диалоге, проходившем в режиме онлайн, приняли председатель Постоянной комиссии по международным делам Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь Андрей Савиных; историк и политолог, директор Института Европы РАН Алексей Громыко; доктор экономических наук, профессор, заслуженный деятель науки Республики Беларусь Михаил Ковалев; Генеральный директор и Председатель правления киноконцерна «Мосфильм» Карен Шахназаров; руководитель медиаклуба Галина Сапожникова; декан факультета философии и социальных наук БГУ Вадим Гигин; доктор экономических наук, профессор, президент Россий-ской ассоциации прибалтийских исследований Николай Межевич.

В числе журналистов — участников заседания клуба была и главный редактор «Навін Старадарожчыны» Инна Кандаурова.

Андрей Савиных:

— Беларусь стала центром интеграционных процессов по нескольким причинам. Во-первых, белорусские элиты того времени были носителями глобальной идеи большого государства, которая реализовала собственный цивилизационный проект. Поскольку СССР развалился, сразу же встал вопрос, каким образом теперь реализовывать наши региональные связи и смыслы? Во-вторых, следует вспомнить и о структуре экономики Беларуси. Республику часто называли сборочным цехом Союза. Такие мощные предприятия, как МАЗ, МТЗ, БелАЗ, калийная компания были ориентированы на регион; в самой Беларуси продавалось лишь 5-10 процентов от объема производства.

Михаил Ковалев:

«Переломным моментом стал 1995-й – первый год президентства Александра Лукашенко»

— Накануне Беларусь от разрыва социалистических торговых связей потеряла 40 процентов своей экономики, валового национального продукта, в России ущерб составил еще больше. Важно отметить, что именно мы первыми начали восстанавливать те связи, которые были наработаны десятилетиями, в бытность СССР. Это дало импульс и Беларуси, и России. С 1995 года начался значительный, почти китайский, экономический рост в обеих странах. В Беларуси он составлял до 10 процентов в год.
Безусловно, нас объединяет и общее историческое прошлое. В IX веке через Беларусь проходил путь «из варяг в греки». Уже тогда Новгород, Минск и Киев строили совместную экономику. И получалось все очень даже неплохо! До сих пор мы в Беларуси ждем, когда же к нашему Союзу присоединится и Украина, ибо те стародавние связи, еще со времен Киевской Руси, — это и есть настоящий союз славянских народов. Рано или поздно украинцы задумаются над восстановлением того, что было, и вернутся в семью.
Необходимость экономического сотрудничества вызревала, однако следует отметить, что не столько референдум положил импульс этому экономическому сотрудничеству, а то, что в Беларуси с 1994 года поменялась власть. Беларусь стала Президентской республикой, и новая власть по-новому посмотрела на сотрудничество с нашим главным торговым партнером.

Алексей Громыко:

«2021 будет годом не накопления, а совместного решения вопросов»

— С исторической точки зрения 25 лет — мизер, хотя, если принимать во внимание весь масштаб и качество развития событий в мире, — это время огромное. Несмотря на то, что речь идет о двух суверенных государствах, наш союз во многом напоминает конфедерацию. База этого объединения — единое языковое, культурное, историческое пространство, это тесное переплетение судеб десятков миллионов людей… Жизнь моего деда, Андрея Андреевича Громыко, красноречиво показывает, насколько тесно скреплены наши страны и насколько невозможно разделить это единое целое. Союзное государство — одно из самых интегрированных объединений в мире, по ряду параметров превосходящее Европейский союз. Глубокая экономическая, социальная спайка, внешнеполитическая координация, крепкий военно-политиче-ский союз — все это довольно-таки существенные наработки за четверть века. Уверен, что без наших двух стран не был бы создан и Евразийский экономический союз. Эти два проекта — СГ и ЕврАзЭС — во многом подпитывают друг друга и служат для продвижения всесторонней интеграции.


Беларусь вносит огромный вклад в строительство интеграционного пространства. Сейчас, по словам председателя Коллегии Евразийской экономической комиссии Михаила Мясниковича, практически согласовано 95 проектов стратегии развития ЕврАзЭСс до 2025 года. Наши страны варятся не только в своем соку, но и встроены в трансрегиональные проекты, например, в такие транспортные регионы, как Европа-Каспий, Центральная Азия-Иран-Индия, порты Балтики и Желтого моря. Без наших стран не может быть урегулирована такая общеевропейская проблема, как украинский кризис. Создание общеевропейской системы безопасности невозможно без России и Беларуси. Последние 25 лет показали, что, безусловно, мы сделали огромный шаг вперед.
Трудный период по согласованию трудных вопросов будет преодолен, и 2021 будет годом не накопления, а совместного решения вопросов. Тем более что в условиях пандемии — это время для консолидации и мобилизации, а не для того, чтобы начинать геополитически закручивать спираль конфронтации.

На вопрос журналистов «Когда Россия собирается открыть границу? Согласны ли вы с тем, что интеграция в последнее время фактически остановилась?» ответила заведующая сектором Беларуси, Молдовы и Украины Центра постсоветских исследований (Россия) Елена Кузьмина:

«Границы откроют, как только в России снимут режим самоизоляции в большинстве регионов. А что касается интеграции… Разве она останавливалась когда-либо? У нас с Беларусью 8 тысяч совместных предприятий, огромное количество договоров в экономической и технической сфере. Уже осуществлены 45 совместных союзных программ! Начинает набирать силу новая программа, связанная с освоением космоса. Расширяются не только научные, но и научно-производственные связи».
«Только что опубликованы новые статистические данные: за первые три месяца наш экспорт продовольствия в Россию вырос на 10 процентов, а это в денежном исчислении почти на 1, 5 млрд долларов!» — добавил Михаил Ковалев.

На вопрос, почему между Финляндией и Португалией вот уже три года как нет роуминга, а между Беларусью и Россией он до сих пор есть, Андрей Савиных ответил:

«Самое главное для успеха в интеграции — это концентрироваться не столько на решении технических вопросов, сколько на понимании общих истоков цивилизации. Какое общество мы строим? Либеральное правовое государство с ограниченной социальной ответственностью граждан?..

Я вижу, что правительство России в последнее время существенным образом меняет эти подходы. В Беларуси создано ярко выраженное социальное государство, которое ориентируется прежде всего на основную массу населения и озабочено определенным образом созданием хороших условий жизни для него. Соответственно роль крупных транснациональных компаний в России и Беларуси различна. В России во главу угла ставится эффективность и прибыль, а в Беларуси важна еще и социальная ответственность бизнеса. Не надо говорить, что лучше, что хуже, — жизнь сама покажет. Но в определенной степени мы видим концептуальную нестыковку вопросов».

Карен Шахназаров исходит из того, что белорусы, русские и украинцы относятся к восточноевропейской цивилизации. По его мнению, когда эти три народа объединялись, то достигали наибольшего успеха, а как только разъединялись — терпели всевозможные бедствия.

«Я с большой любовью отношусь к белорусам, — подчеркнул он. —Так же нежно, как и к России, к своим соотечественникам».
«Разделение наших стран — достаточно драматичный вывих истории, — убежден Шахназаров. — Единственное, что может быть в интересах и Беларуси, и России, — это найти какую-то форму единого государства. На протяжении столетий белорусский и русский народы стремились к объединению. Несмотря на то, что они развивались порой очень отдаленно и под разным влиянием, в их памяти сохранился единый культурный код, и он сидит очень глубоко в памяти народа».
«Этот самый культурный код уже многовековой, — согласился председатель Постоянной комиссии по международным делам Андрей Савиных. — В сущности, оба народа представляют восточноевропейскую цивилизацию, сформированную на старой византийской традиции. К сожалению, в последние 20 лет слово «европейский» было совершенно несправедливо не то чтобы украдено, скорее, узурпировано ЕС, который стал говорить от имени всей Европы. Хотя в ней существуют две вполне независимые, отдельные цивилизации — западноевропейская и восточноевропейская… Именно в основе последней лежат традиции нашей общности и единства».

Андрей Савиных считает, что пандемия изменит кардинально все вокруг. Глобального мира, построенного на единых правилах, уже не будет.

Начнет формироваться многополярный мир; образуются три-четыре экономических технологических зоны, которые начнут активно конкурировать друг с другом. Савиных убежден, что в ближайшие год-два от эпидемии мы плавно перейдем не к выравниванию ситуации, а к финансовому кризису, к трансформации всего экономического уклада. «Подобные перспективы приводят нас к пониманию того, что интеграционные процессы на нашем пространстве приобретают приоритетное значение именно для консолидации нашей экономической зоны и технологического региона, выхода на спираль позитивного развития», — заключил он.

Эксперты дискуссии сошлись во мнении, что можно говорить об особой, белорусской модели интеграции исходя из того, что Беларусь — относительно небольшое среднеевропейское государство, а Россия — огромная страна, с огромным потенциалом и народонаселением. Это должны быть дружественные, союзническо-партнерские отношения с существующими надгосударственными органами, глубокой военно-политической, экономической интеграцией, свободным перемещением людей, товаров, капитала и услуг.

В списке достижений за эти 25 лет — безвизовый режим, свободное пространство, равноправие культур, социальные гарантии граждан обеих стран, выработка механизма урегулирования возникающих споров, взаимодействие Парламентов, тесная внешнеполитическая связка между странами. Ну и, наконец, главное: «Каким будет наш Союз через пять или десять лет — зависит не только от политиков, но и от каждого из нас», — заключил модератор дискуссии декан факультета философии и социальных наук БГУ Вадим Гигин.