Две каски были обнаружены в пятницу, 2 августа,
на территории Белагропромбанка.

Это было обеденное время. Бригада рабочих делала асфальтовую дорожку. Изумленное «Ого!» Сергея Попружного заставило всех прервать работу.

«Я копал траншею под бордюры, — рассказывает Сергей Васильевич. — На небольшой глубине, где-то сантиметров 50, почувствовал удар лопаты о что-то металлическое. Подумал, просто какая-нибудь очередная железяка. Даже подумать не мог, что коснусь истории Великой Отечественной. Это была каска, наша, советская. Только мы ее с сыном Олегом достали и начали дальше копать траншею — как снова лопата коснулась металла. Мы так же аккуратно выкопали и вторую каску. В моей жизни, а мне 66 лет, это первые такие находки».

Конечно, за семьдесят с лишним лет металлические шлемы проржавели и потрескались, но по весу они совсем не легкие — каждая около 1,5-2 килограммов. Теперь эти каски займут достойное место в историко-этнографическом музее.

Очень часто такие вещи указывают на местонахождение останков погибших бойцов Красной Армии, поэтому работы приостановили до полного обследования территории.

Дело это не такое простое, как кажется на первый взгляд: вне компетенции милиции, военных, МЧС. Первичное обследование территории проводят волонтеры из Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры. В Слуцке и Солигорске есть подготовленные специалисты со всем необходимым для поисков оборудованием. А еще — с умением, опытом и навыком, которые здесь необходимы. Ведь человеческие останки не каждый определит по виду — кости в земле со временем чернеют, истлевают и становятся похожими просто на обломки дерева, палки. Всегда сохраняется и риск обнаружения взрывоопасных предметов…

Собственно говоря, надежд на новые находки было немного: строители предварительно осмотрели место и ничего не обнаружили. Скорее всего, каски были завезены вместе с насыпным грунтом. Но в любом случае они попали сюда с мест боев. А значит, всегда может неподалеку лежать под слоем земли и какая-нибудь вещица, которая укажет на судьбу без вести пропавшего бойца, — расческа с выцарапанной фамилией, именной портсигар, ножик, часы…
Ни одной такой возможности, ни одной тропинки в глубину истории упустить нельзя.

Помочь в поисках к нам приехал Владимир Владимирович Бойко — поисковик и предприниматель из Слуцка.

Человек с добрым и славным именем: меценат, благотворитель, увлеченный краевед и коллекционер. И — просто любящий свою землю, уважающий ее наследие человек. Вообще его «конек», любимый исторический период — средневековье. Огромный культурный пласт, масса интересного. Но и теме Отечественной, как настоящий патриот, Владимир Владимирович всегда открыт душой и сердцем. Вот и к нам прибыл по первой просьбе немедленно, за что большое ему спасибо.

Зрителей и специалистов во дворе банка собралось больше десятка: представители военкомата, МЧС, районного краеведческого музея, представители администрации и просто все, кому интересно. Люди сохраняют особо неравнодушное отношение к теме Великой Отечественной и поиску без вести павших бойцов.

Все притихли, следя за тем, как Владимир Бойко профессионально орудует сканером. Журналисты застыли с фотоаппаратами наизготовку: не упустить бы момент!..

«Умное оборудование» позванивает всякий раз, как «услышит» в земле металл. Таких мест обозначилось пять. Оказывается, кусочки металла — случайные, «мирного происхождения». Подтверждается первоначальная версия: на месте строительства банка была когда-то сделана метровая подсыпка, каски попали сюда с грунтом. Ложная тревога?.. Вовсе нет. Проверить было необходимо. Только теперь можно с чистой совестью продолжать работы, не опасаясь замуровать, не зная того, погибшего солдата под слоем асфальта и оборвать последнюю ниточку, которая связывает его с родными и с нами. Они, эти ниточки, ткут основу связи времен и поколений. И чем призрачнее, чем отчаяннее тающая с каждым годом надежда — тем выше наш долг перед ушедшими…

 

«Самая ценная для нас находка — останки павших бойцов, — рассказывает Владимир Бойко. — Все ради этого. Хочется, чтобы к юбилейной дате Великой Победы что-то конкретное было сделано по увековечению их памяти. Работа по поиску идет. В случае обнаружения останков мы эти места отмечаем, затем прибывают специалисты из специализированного 52-го батальона Министерства обороны и поднимают их на поверхность. Это — первая задача. Вторая, очень важная, — сделать все для того, чтобы идентифицировать личность погибшего бойца.

Идеально, если обнаружен медальон-капсула с личными данными. Внутри таких черных эбонитовых «патрончиков» хранятся бумажные вкладыши с именем, фамилией, адресом.

Если вы наткнулись на останки или на такой медальон в поле, в лесу, в огороде (что возможно, ведь в этих местах шли бои), — пожалуйста, позвоните в милицию и ничего не предпринимайте. Ни в коем случае не пытайтесь самостоятельно раскрутить медальон, чтобы рассмотреть содержимое, иначе погубите документ и последнюю память о человеке. Как только бумага, которая долго была загерметизирована, окажется на открытом воздухе, на свету, — пойдет химическая реакция, и прочесть на листке будет уже ничего нельзя. Надпись почти мгновенно разрушится. Над вскрытием медальонов работает в Минске профессионал высокого класса при особом освещении и с соблюдением сложной технологии».

Раньше поисковое оборудование «находило» под землей только металл (фрагменты оружия, амуниции, личные вещи), а нынешние сканеры показывают и останки тел.

Поисковики находят такие места и по особым, только ими распознаваемым приметам: проседанию грунта, рыхлости, запаху почвы. Сотни и сотни раз они «прозванивают», протыкают землю щупами.

Большая и трудная это работа. И как ее еще много осталось! Счет неупокоенных по-христиански бойцов неисчислим, много их лежит в безвестии и в наших краях. Это огромный фронт работы — в переносном и буквальном смысле.

Возникает вопрос: а хорошо ли в этой ситуации надеяться лишь на поисковиков из других районов, не имея помощников у себя? Пока что — они делают, а мы стоим и смотрим. Как-то неправильно.

Отчего бы не обучить поисковому делу волонтеров из числа нашей молодежи? Тем более что специалисты охотно помогут им «опериться».

Здесь есть с кого брать пример: старшие волонтеры — из тех, кто живет правильно. Все они состоявшиеся люди, каждый имеет свое дело и свое место в жизни. Свободное время их отдано святому и благородному делу. У них есть ИДЕЯ. Они имеют особые навыки и умения. Физически много работают. День проходит в тяжелых и сложных поисках, иногда приносит долгожданные находки и завершается разговором у костра под чай из трав. И даже чай здесь не простой — из старинного, на углях, самовара, который Владимир Владимирович всегда возит с собой. Посковики много знают, активно общаются с историками и краеведами. Лучшей патриотической «прививки», лучшего приложения сил и свободного времени для молодежи не придумаешь.

 

В скором будущем новые находки в нашем районе откликнутся эхом Великой Отечественной. Это уже точно известно. Каждая из них получит свое рассмотрение, в каждом отдельном случае все будет сделано для установления судеб павших. Такова позиция власти и общества.