Вообще я болею редко. Максимум могу подцепить пару раз в год насморк и легкое покраснение горла. Но подобные симптомы простудных заболеваний никогда не мешали работе. Чувствовала я себя хорошо и на недомогание не жаловалась. Это было до недавнего времени. В конце ноября мой иммунитет дал сбой, причем серьезный. В борьбе с коронавирусом на ранней стадии заболевания победу одержала зараза 2020 года и практически на месяц лишила меня привычного образа жизни.

С чего все началось

С того, что я стала контактом первого уровня и ушла с семьей на самоизоляцию. Где мы подцепили этот вирус, не знаю. Он, наверное, уже повсюду. В первый же день приехала бригада врачей. Медики расспросили про самочувствие домочадцев, послушали, есть ли хрипы в груди, проверили насыщение крови кислородом (сатурацию) и рекомендовали внимательно следить за здоровьем, а если появятся симптомы заболевания, сразу же обратиться за помощью. Чувствовала я себя прекрасно, поэтому за свое здоровье не переживала. Думала, что у меня иммунитет как кремень — он уж точно не подведет. Больше беспокоилась за семью, особенно за маленького ребенка. Хотя и говорят, что дети болеют коронавирусом в большинстве случаев бессимптомно, но это не успокаивало — не всем же везет. Со дня изоляции я начала «прислушиваться» к своему организму и каждый раз с опаской смотрела на градусник.

Звоню 103

Изначально никаких признаков «короны» не было, только легкий кашель. Все изменилось через пару дней. Ночью резко подскочила температура, кашель усилился до боли в груди. Он был сухой, частый и, казалось, нескончаемый. «Ну вот и мне «прилетело», — подумала я, доставая из аптечки таблетки парацетамола. Температуру удалось сбить с первого раза, она упала с 38 до 37,2 градуса.
Однако это были только «цветочки», «ягодки» начались на следующий день. Температура поднялась уже до 38,5, сбивать ее стало проблематично, так как падала ненамного и ненадолго. Сколько я тогда выпила литров теплого чая, морсов, воды с лимоном, сказать сложно. Но точно много. Самочувствие продолжало ухудшаться. Родные требовали срочно вызвать «скорую». Я была категорически против и придумывала десятки причин, чтобы этого не делать. Зачем лишний раз беспокоить врачей? Им и так в это нелегкое время хватает работы. Да и в больницу ложиться совсем не было желания. На больничной койке я оказалась лишь однажды — когда рожала. До этого радостного момента и после него бывать там не доводилось. В общем, передо мной стоял выбор: или мучиться дальше с высокой температурой, или обратиться за помощью к медикам. В итоге здравый смысл и страх не оказаться еще одной жертвой коронавируса перебороли мое нежелание лишний раз беспокоить врачей.

Доктор на вызов приехал быстро, провел осмотр и сказал теплее одеваться — едем в больницу. «С вещами?» — расстроенно спросила я, прокручивая в голове унылые картинки пребывания в палате с кашляющими днем и храпящими ночью соседями. «Пока едем только на рентген. А там посмотрим», — обнадежил доктор.
Возле подъезда меня уже ждало «такси» с надписью «103», которое за несколько минут домчало до больницы и остановилось аккурат возле крыльца здания, где находился рентген-кабинет для таких же «температурящих», как я. Результата долго ждать не пришлось. Он, на радость мне, оказался оптимистичный — пневмонии нет. Вся такая счастливая я вернулась домой. Даже как-то легче стало.

Диагноз — двусторонняя пневмония

Правда, радовалась я недолго, так как мой лечащий врач усомнился в результатах рентгена и настоятельно рекомендовал поехать в Слуцкую больницу на компьютерную томографию. Опытного доктора смутило то, что уже несколько дней держится высокая температура. Изрядно испуганная историями о молниеносном поражении коронавирусом легких, я отправилась на КТ. Найти в Слуцкой ЦРБ место, где ее делают, оказалось нелегкой задачей. Даже медперсонал затруднялся ответить. Пришлось положиться на интуицию, и она меня не подвела. В одном из корпусов поодаль от главного входа в поликлинику на двери висела бумажка с надписью «Компьютерная томография». Людей в помещении было много, но большая часть ждала результатов. У меня КТ — на 10.00. Ровно в это время я и зашла в кабинет. Вся процедура заняла минуты три, не более. Гораздо дольше пришлось ждать результата. Те, кому его уже выдали на руки, внимательно вчитывались в строки. Пока я стояла в коридоре, у каждого третьего диагностировали пневмонию. Меня эта участь, как позже выяснилось, тоже не миновала. На выданном листе было много всего написано, в том числе и предательский диагноз — «двусторонняя пневмония».

«Ну, все, попала», — подумала я и принялась звонить врачу в надежде на то, что в моем случае можно обойтись лечением дома. Однако доктор настоятельно рекомендовала лечь в больницу, ведь есть риск, что ситуация может ухудшиться. И снова я оказалась перед выбором: либо еже-дневно находиться под пристальным вниманием медиков в больнице, либо отказаться от госпитализации и переболеть дома. С одной стороны, страх за свое здоровье присутствовал, с другой — еще больше переживала за пятилетнего ребенка. Мало ли как болезнь (если малыш заразится коронавирусом от родителей) будет протекать у него. Конечно, папа присмотрит, но материнское сердце все равно не на месте. А если на душе неспокойно, то и до выздоровления далеко. И потом, мне казалось, что кто-то больше нуждается в госпитализации, чем я. Одним словом, лечение я продолжила дома.

Лучше себя застраховать

Все необходимые лекарства (таблетки, сиропы, порошки, витамины, уколы) потянули на сумму около 200 рублей. В этот момент я вспомнила о совете знакомой оформить страховку от коронавирусной инфекции. Выплаты по ней неплохие, на лечение бы точно хватило. И я хотела это сделать еще в ноябре, но отложила. А потом заболела.

После болезни

Конечно, болеть дома среди родных намного приятнее, чем в больнице. После назначенного лечения мой иммунитет начал активно выгонять ковид из своих владений. Вкуса и запаха я не чувствовала ровно три дня, потом они стали возвращаться. Хотя и сегодня чувство обоняния немного притуплено: я бы сказала, что процентов 15 все еще не хватает для полного счастья.
Температура упала до 37 градусов и выше не поднималась. Не покидал только сухой кашель, который наиболее активно «наступал» ночью. Да и сейчас, если чест-но, он еще со мной. Врачи говорят, что у переболевших коронавирусом он будет присутствовать пару месяцев, как и другие «остатки» этой заразы — например, головная боль, слабость, ломота в теле. А еще из-за ослабленного иммунитета могут с новой силой проявить себя хронические заболевания. Перспектива не очень, но ничего не поделаешь. Единственный способ побыстрее избавиться от недугов — укреплять иммунитет.

Температура у ребенка
поднялась мгновенно

Опасения насчет болезни ребенка подтвердились ровно через 7 дней после того, как у меня диагностировали воспаление легких. Всю неделю я по три раза в сутки измеряла у сына температуру тела. Она стабильно держалась на отметке 36,6. Никаких симптомов «короны» и в помине не было. Ежедневно звонили медики из детской консультации и интересовались его самочувствием. И мы с ними радовались, что все хорошо. Однако в выходные у малыша ни с того ни с сего появился кашель, поднялась температура, которая ночью дошла до отметки 38. Ребенок проснулся от того, что ему было тяжело дышать, покраснели миндалины, пробирал все более хриплый кашель, который обострял боль в горле, отчего сынок плакал. Все подробности того, как прошла эта ночь, я описывать не буду. Скажу только, что она была бессонной. Температуру удалось сбить, а наутро она снова поднялась — пришлось вызвать скорую помощь. Малыша свозили на рентген, осмотрели, взяли мазок на определение коронавируса, послушали легкие, проверили сатурацию. Вроде все было в норме, и нас отправили домой.

К вечеру опять появилась высокая температура — 39,1. Сбивать ее пришлось около часа. Хочу отметить, что поднимается она мгновенно. В какой-то момент я даже засекла время. От отметки 36,7 до 37,8 она «взлетела» за 14 минут. К счастью, назначенное докторами лечение помогло за два дня убрать и высокую температуру, и пробирающий кашель, и боли в горле. Ребенок пошел на поправку.

Наших медиков нужно беречь

Медицинским работникам, которые занимались нашим лечением, регулярно были на связи и приезжали для оказания помощи, хотелось бы сказать огромное спасибо.
Врач общей практики Людмила Филипповна Соколова поддерживала меня и мою семью, как самый близкий человек. Это поистине доктор от бога, искренне переживающий за своих пациентов и делающий все возможное, чтобы поставить их на ноги. Я преклоняюсь перед профессионализмом и добротой этого замечательного врача, который, кажется, радуется выздоровлению пациентов больше, чем они сами. Именно благодаря стараниям Людмилы Филипповны я и моя семья пошли на поправку, и сегодня мы можем дышать полной грудью.

Хотелось бы поблагодарить и врача общей практики Елену Александровну Хахлёнок. Она принимала моего ребенка, когда его доставила скорая помощь, и далее на протяжении всего дня консультировала меня по лечению малыша. Сколько бы раз я ей ни позвонила, всегда поднимала трубку и вежливо общалась.

Эти и другие медработники трудятся сегодня в «красной зоне». Наплыв пациентов в кабинет, где принимают «температурящих», большой. Отдыхать некогда, ведь свое-временно поставленный диагноз спасает жизнь пациентам. На плечах врачей — огромная ответственность. Они сами находятся в зоне риска, ведь даже соблюдение всех мер безопасности не гарантирует абсолютной защиты от инфицирования. И это надо понимать пациентам, которые приходят на прием. Маска на подбородке, нос наружу — подобное там часто можно увидеть. И я хочу спросить таких людей: «Вы для кого это надели?» Если вы так или вообще без маски приходите к врачу, то вероятность заразить медика и тех, кто с вами рядом, очень высока. Если один доктор уйдет на больничный, колоссальная нагрузка ляжет на других. А если двое заболеют, трое, четверо… Кто потом будет нас лечить? Медиков в первую очередь надо постараться оградить от рисков, а еще лучше — помогать им: беречь свое здоровье, как зеницу ока.

Марина ГЕРАСИМОВИЧ.