На открытый диалог с администрацией района через социальные сети заранее приглашались все желающие. Вход во Дворец культуры был свободный, мест хватало. Возможностью высказаться и сообща обсудить ситуацию воспользовались представители Либерально-демократической партии, бизнесмены, жители города, журналисты.

Открыл разговор председатель райисполкома Николай Карпович.

«Хочу вас информировать, как обстоят дела. Сегодня все предприятия работают в штатном режиме. Это очень важно для экономики Стародорожчины и для благополучия семей. Возможно, не все знают, что наш район дотируется более чем на 50%, то есть одними налогами мы себя не обеспечим.
В полном составе выполняют свои задачи медики, педагоги и другие профессиональные корпорации. Ситуация стабильная. Я готов ответить на те вопросы, которые разрешимы в формате нашего района».

О ХОДЕ ВЫБОРОВ

Дмитрий Давыдов,председатель районного Совета депутатов:

— Сегодня многие говорят о недостаточно честных и прозрачных выборах. Вопрос к начальнику РОВД и прокурору района: поступали ли в райотдел милиции жалобы соответствующего характера во время проведения избирательной кампании и непо-средственно выборов?

Олег Быченя, начальник РОВД:

— В Стародорожском районе таких обращений не было.

Евгений Стахевич, прокурор района:

— Ни одной жалобы по данным вопросам в прокуратуру не поступило.

О ПОЛИТИКЕ

Заместитель председателя Минской областной организации Либерально-демократической партии, член Центрального комитета Либерально-демократической партии, директор ООО «Хольцмайстер» Дмитрий Пилюк:

— Представители нашей партии — за стабильную процветающую Беларусь. Никаких забастовок не должно быть. Если мы потеряем рынки сбыта или допустим простои, для многих предприятий это означает гибель, а для людей — голод. Мы выпускаем эксклюзивную продукцию, она поставляется на экспорт. Я производственник и знаю, о чем говорю. Призываю смотреть и читать всю информацию, но при этом анализировать. Есть «NEXTA», но есть и «Желтые сливы». Считаю, что для дестабилизации обстановки в стране заблаговременно вбросили извне огромный капитал. Такие вот женщины в белом с цветочками привели к развалу в других странах. В Беларуси, России и Украине раньше жили народы-братья, а сегодня не то что в разных странах, а в одном городе некоторые готовы друг другу плевать в лицо.
Я — за честные выборы и против того, что случилось в стране после них. Но я — за стабильность.

По ориентирам во внешней политике у нас сегодня определились два лагеря. Я бы держался России. Объясню, почему. 60-70% нашей продукции туда идет. С каким бы флагом мы ни бегали, нас на европейский рынок не пустят. Поверьте мне. Там совсем другая планка. Разве нам до забастовок? Пишут, что на предприятиях останавливают доменные печи. А ведь чтобы эту печь разжечь, два месяца нужно. Если мы сейчас постоим неделю, то полгода будем догонять.

Анатолий Воложинский, бизнесмен:

— Хочу объяснить, зачем я сюда пришел. У меня все нормально, живу я неплохо и считаю наш город замечательным. Но я хочу, чтобы нашим детям и внукам не пришлось пройти ситуацию 37-го года. Тогда моего дядю репрессировали только за то, что был грамотным, писать умел. Пришли и забрали, и все. Его уже давно в живых не было, а бабушка все еще его швейную машину берегла (он шил) и ждала мужа. Только не так давно я в «Мемориале» нашел сведения о его судьбе: приговорен к расстрелу в Слуцке, приговор был приведен в исполнение…
Власть не может быть бесконечной. И виновные должны ответить за содеянное — я имею в виду жестокость по отношению к демонстрантам.

Татьяна Демиденко, молодая мать:

— За что Лукашенко премировал 300 сотрудников правоохранительных органов?

Олег Быченя, начальник РОВД:

— Медали, которые вручались работникам внутренних дел и о которых Вы сейчас говорите, даются за безупречную службу достойным людям. Кандидатуры отбираются за полгода до награждения, и далеко не все проходят строгий отбор. Это важная и знаковая награда.

Анатолий Воложинский:

— Мой знакомый работает в ОВД, он майор, — так вот он тоже положил удо-стоверение на стол. Хотя у него там и квартирные вопросы, и в семье вот-вот второй ребенок родится.

Инна Кандаурова, главный редактор «НС»:

— Вопрос к начальнику РОВД. В эти дни некоторые силовики публично сняли с себя погоны в знак протеста против насилия. Есть ли такие случаи в Стародорожском райотделе?

Олег Быченя:

— Случаи пренебрежения к милицейской форме действительно есть в стране. В нашем коллективе — нет. Все сотрудники находятся на рабочих местах. Служба идет в штатном режиме.

 

Николай Карпович:

— Я так же, как и все сегодня, очень переживаю за то, что произошло в Минске и других городах. А как отношусь к разности мнений, уже говорил сегодня на митинге. У каждого жителя района своя позиция, но я отвечаю за всех. За то, чтобы в районе были стабильность и порядок и чтобы люди не боялись выйти на улицы. Мне этот район дорог, я здесь работаю уже три года и рад, что был направлен именно сюда. Много сил вложено, чтобы здесь было чисто и красиво, чтобы людям жилось хорошо. Все это нужно сберечь. А все проблемные вопросы на нашем уровне можно решить в конструктивном разговоре.

Анатолий Воложинский:

— Да, наш город отличный. И нам действительно важно сейчас больше общаться. Пусть люди говорят, что думают. Всем так будет лучше.

О «диалоге» с участниками протестной акции

Представители собравшейся возле Дворца культуры манифестации под бело-красно-белыми флагами пришли на встречу вдвоем с опозданием на час. Вступив в беседу, один из них заявил:

— Молодежь будет уезжать отсюда за рубеж, потому что сегодня в Беларуси творятся страшные события. Как жить в стране, где нельзя высказать свою позицию?.. Вот сегодня нашли мертвым директора Волковысского музея, который отказался подписать протокол избирательной комиссии. А теперь мы просим Вас (обращаясь к председателю райисполкома — Ред. ) выйти к людям на площадь.

Николай Карпович:

— Пожалуйста, пусть все желающие заходят и участвуют в беседе за «круглым столом». Места хватит всем.
— Нет, они хотят, чтобы вы сами к ним вышли. Народ боится войти во Дворец культуры. Там женщины с колясками.

Анатолий Воложинский:

— А чего бояться? Ну вот я же не побоялся.

Николай Карпович:

— Меня боятся?.. Интересно. А кого и когда я обидел?.. Вы в эти дни не раз выходили на улицу с протестными акциями, на центральную площадь. Скажите, кто вас хоть пальцем тронул?..
Делегат отправился на переговоры с группой и вернулся со словами:
— Они не хотят. Народ вас боится. Они хотят, чтобы вы вышли к ним.
К собравшимся выходили еще несколько раз, убеждали, приглашали, гарантировали полнейшую безопасность и предлагали для диалога любой формат («Не хотите разговаривать за «круглым столом» — давайте соберемся в большом зале…»)
Все эти возможности протестующие отвергли.
«Мэра на площадь» было их единственным желанием.

— Ну, мне все ясно, — подвел черту под прениями Николай Карпович. — И вот что я вам скажу.
Я пригласил сегодня всех желающих принять участие в разговоре с руководством района, и этот разговор состоялся.
Вы намного опоздали, проявив ко всем неуважение.
Я и в этой ситуации готов был уделить вам время и внимание.
Но вам не это нужно. Диалог не нужен. Вам нужно снять на видео, как председатель райисполкома выходит на крыльцо, освистать его и выложить кадры в интернет?.. Я прав, не так ли?..
Так вот что: этого не будет. Я честно работаю в районе, никому ничего плохого не сделал и не заслужил унижения. Кто хочет включиться в наш конструктивный диалог, может прийти сюда.

Предоставленной возможностью воспользовался только предприниматель Андрей Захаревский — владелец агроусадьбы в Мишевичах.
Протестующие остались снаружи, где кричали «Выходи» и снимали видео.

Андрей Захаревский:

— Я не могу смотреть на то, как проливается кровь. Я был 9 августа в Минске. Со стороны «Беларуси» мы хотели перейти мост на стелу, оттесняли протестующих от ОМОНа, мы же мирно вышли. И вдруг шумовая граната разорвалась рядом, и началась чуть ли не бойня. Начали хватать людей… Поймали бы меня — я бы такой же синий был, как те участники протестов, чьи фото все мы видели. Мое мнение — надо изменить Конституцию. Дать Президенту возможность управлять страной два срока по 5 лет. У нас нет перемен. Я не говорю, что мы плохо живем. Но неужели вы не видите, что мы скатываемся все ниже?.. Я не бегаю, не ору «Перемен!!!» и честно считаю, что без нашей милиции — никуда. Это правда. А теперь мы, к сожалению, столкнулись лбами.

Николай Карпович:

— Факты нарушений, допущенных в отношении людей, разбирают компетентные органы. А здесь мы вместе должны делать все, что можно и нужно, для города. Вот вы мирно протестовали, у вас нет злого умысла, а у кого-то он есть.

Андрей Захаревский:

— Полностью поддерживаю. Кровопролитие никому не нужно.

Участники встречи воспользовались возможностью задать власти обычные житейские вопросы (о состоянии дорог, работе ЖКХ, о развлечениях для детей) и получили на них ответы.

Print Friendly, PDF & Email