Зачем Путин опубликовал статью об историческом единстве русских и украинцев? Что — впрямую и между строк — хотел сказать лидер мировой сверхдержавы, какие приоритеты и перспективы развития политики обозначил? Каким боком это касается Беларуси?

Злободневная тема обсуждалась на заседании Международного медийного клуба «Формат А3». В качестве эксперта выступил российский философ, политолог, политический консультант, не понаслышке знающий, что происходит в среде российских элит, — Олег Анатольевич Матвейчев.

В заседании клуба участвовала главный редактор «НС» Инна Кандаурова.

Статья Путина — это философский исторический трактат или политическая программа действия?

И то, и другое, считает политолог Олег Матвейчев. Безусловно, это не просто экскурс в историю. Между строк читается позиция, которую лидер сверхдержавы предлагает украинцам, а заодно и белорусам. Четко проведена красная линия, за которую — Россия предупреждает — заходить нельзя.

Путин четко сказал: нас бы устраивало положение, когда бы этот условный триединый народ существовал точно так же, как существует Германия и Австрия, Америка и Канада и другие. То есть один народ — несколько государств, и люди спокойно пересекают границы, дружат, торгуют и прочее. Если этот вариант вас, господа, почему-то не устроил, если вы потеряли суверенитет и вас используют геополитические противники России, делая из вас янычаров, пушечное мясо для решения своих — польских, английских и прочих — проблем, воюют «вами с нами», — то, конечно, будет другой разговор.

 Экскурс в историю

О. Матвейчев:

«Не секрет, что, когда было Дикое Поле и когда Новороссия была завоевана Екатериной, в этом Диком Поле практически никто не жил, люди боялись там жить, потому что каждый год приходили крымские татары и угоняли в плен. И это Дикое Поле было заселено обычными русскими — из Смоленской губернии, из Тамбовской, из Курской и т. д. То есть это были просто из соседних губерний переселенные люди, вот эти потемкинские деревни. И их потомкам сейчас рассказывают, что они украинцы, забывшие родной украинский язык. И нужно знать этим людям из Новороссии, что они на самом деле никогда украинцами не были ни в каком смысле этого слова».

 

Вы знали, что две трети произведений украинского классика, писателя и поэта написаны на русском языке? Это так! А почему?

 

О. Матвейчев:

«Шевченко в жизни разговаривал на русском, дневник свой и переписку вел на русском, в том числе и с малороссиянами.  И когда он писал на украинском, в том числе в дневнике, то делал это с большим количеством ошибок. Дело в том, что в XIX веке в России в культурной среде было очень модно, что называется, идти к корням. Фольклор, сказки и др. начали собирать не только свои местные ребята на Малороссии, Белоруссии, но и сами русские, и сама профессура в университетах в Петербурге и в Москве с огромным интересом вот эти народные говоры, диалекты изучала. И запустила их, что называется, в оборот, стала писать статьи, стали публиковаться различные произведения на этих языках. И они вызывали огромный энтузиазм — вплоть до того, что это уже дошло до перебора. Эту конъюнктуру, конечно, прекрасно чувствовал и Шевченко, который ею пользовался и специально писал эти все вещи. И даже не умея хорошо изъясниться на так называемом своем родном языке, Шевченко гнал «на поток» большое количество вот этих самых стихов, многие из которых литературной ценности никакой не представляли».

Последуют ли за статьей Путина практические решения?

Ну, например, начнут ли украинцев и белорусов официально считать в Российской Федерации частью государствообразующего народа, упростят ли им максимально процедуру получения гражданства?..

Олег Матвейчев считает, что большое количество людей в политическом классе сейчас выступает за то, чтобы упрощенная процедура гражданства применялась по отношению к украинцам и белорусам, потому что есть большая угроза того, что жители среднеазиатских республик будут забирать всю квоту на предоставление гражданства. В России гражданство получают примерно 200 тысяч человек в год.

«Мы видели, что ковид нанес очень большие демографические потери России, — отметил эксперт. — Очевидно, что нам нужно их восполнять не только за счет рождаемости, хотя ее будут стимулировать всеми возможными способами. Молодых людей будут привлекать из-за рубежа. И думаю, что в ближайшие годы по 300-400, а через некоторое время и по 500 тысяч человек в год будут гражданство получать. Да, сейчас в основном это выходцы с Украины, остальные — это Средняя Азия. Хотелось бы нашим братьям обеспечить более льготный вход в российское гражданство. Сейчас это просто невыносимо. У меня вот родственники сами мигрировали с Украины после 2014 года и получили гражданство только через шесть лет. Кто-то в лучшем случае справлялся за два, за три года.

Что касается прав различных гражданств, паспортов — они с формальной политической точки зрения могут быть признаны равными, а вот обеспечить экономическую такую же конъюнктуру и такой же образ жизни государство, конечно, не может.

 

Украина себя в результате майдана отбросила на десятки лет назад и деградировала — и наука, и производство, и инфраструктура – настолько, что нужно вкладывать сотни и сотни миллиардов для того, чтобы хотя бы довести их до «домайданного» уровня.

Украинцы рассказывают, что мы как-то хотим захватить Украину, но беда современной Украины в том, что мы ее не хотим захватывать. Если бы хотели, давно бы захватили и чего-то бы там делали. Дороги бы строили, больницы, деньги бы какие-то давали. Но не хотим мы этого делать. И американцы тоже не особо хотят, что называется, и деньги дают по минимуму, чтоб дефолт не был объявлен. И вряд ли в ближайшие годы экономика восстановится. Поэтому, конечно, большое количество людей просто для какого-то лучшего образа жизни, для какого-то счастья домашнего, бытового все-таки будут мигрировать. И сейчас заявок огромное количество на получение российского гражданства, и людей не пугает даже, что по нескольку лет им приходится получать виды на жительство и прочее. Уже в очереди стоит точно несколько миллионов человек на получение гражданства».

 

Почему на Украине так рьяно борются с советским коммунистическим наследием?

О. Матвейчев:

«Вытравливание идет всего, не только советского. И русского. Хотя когда памятники сносили и когда шла декоммунизация, именно в русскоязычном сегменте Интернета было вот это недоумение: ребята, вы живете в советских квартирах, вы пользуетесь атомными станциями и Днепрогэсом, чтобы у вас свет в домах был, Днепрогэс строила вся страна, и атомные станции точно не украинцы построили — это придумано было в Москве и испытано в семипалатинской пустыне, в Казахстане, уран добывался в другом месте, украинского вклада в атомные станции нет никакого — и вот это все как-то… Декоммунизируйтесь до конца — разрушьте все это тоже!

А Ленина вы за что не любите?

Ленин — это тот, кто создал вашу Украину в тех границах, которые есть сейчас. Об этом Путин в своей статье сказал. Потому что, если бы не Ленин, границы Украины были бы совершенно другие, и вообще вся история была бы совершенно другая. Дело в том, что за этим всем проглядывает мурло, я бы сказал, заказчика этой всей истории. То есть имеются люди у нас, которые не очень-то различают русское, советское и т.д. Для них важно стереть все это вместе. И победу, память о ней, общую победу над фашизмом. И общеисторические корни. Поэтому сносится и выметается все. Все гранты, которые выдавались англосаксами, поляками, Евросоюзом на всевозможные исторические исследования и на борьбу со всем русским и советским, преследовали единую цель: натравливание Украины на Россию и  оплевывание всей истории — и советской, и русской. То есть никакой не должно было быть».

Что Россия может предложить в плане «большой идеи» Украине и Беларуси?

О. Матвейчев:

«Россия отказалась от глобальной миссии. Сделала она это, наверное, не по своей воле, потому мы совершили те же самые ошибки, в которых сейчас укоряем украинцев, да и белорусов, которые выходили на свой майдан. Мы сами точно так же выходили на эти майданы в 1991 году. Мы точно так же снесли собственное государство и потеряли половину ВВП. К 1994 году потери России были такие же, как от нашествия Гитлера. А если говорить про демографические потери и считать неродившихся, то нас бы, россиян, было сейчас на 25 миллионов больше. То есть и по демографическим потерям тоже можно сопоставить это с ущербом Второй мировой войны. Вот что мы сами натворили. Естественно, что настолько обескровленная  страна, 10 лет просуществовавшая на грани выживания, которую готовы были добить и разделить на части (а именно такие планы у западных партнеров существовали) — эта страна, конечно, не могла претендовать на то, чтобы быть примером для кого-то и вообще какую-то идеологию преподносить. А когда мы встали на ноги — это увидели наши геополитические партнеры. И когда они увидели, что мы дали по зубам Грузии в ситуации с Южной Осетией,  что мы в Сирии решили проблему, что мы не дали просто так забрать  Крым, что в Венесуэле мы не дали поменять им президента, как они привыкли это делать, когда мы в Ливии стали обращать процессы вспять, хотя ситуация была в немалой мере упущена, и так далее, то есть когда они почувствовали, что очень много препятствий Россия им чинит, преследует свои интересы, и слишком самостоятельно действует, пошла санкционная волна. Теперь мы живем с большим количеством санкций, которые отнимают у нас минимум один процент экономического роста в год — не сильно много, но и не мало. Поэтому опять-таки, насколько мы способны сейчас генерировать  и нести вот эту гигантскую глобальную мис-сию, —  мы ее вырабатываем. Я знаю, что огромное количество ученых сейчас работает над разными аспектами того, что можно было бы назвать глобальной идеологией, в том числе мы и прошлое исследуем, и есть новые научные данные, и настоящее   осмысляем более интересно, и в будущее заглядываем».

 

Модно не быть русским: проект, которому 100 лет

Отречение от своего народа, презрение к нему «вырастают» не на пустом месте. К этой последней стадии смены национальной идентичности человека целенаправленно ведут через отречение от своей истории, затем от родных ценностей, затем война для него становится «победобесием», а родители — дураками, которые не понимают, что жили неправильно и что страна у нас плохая, а сами мы — народ рабов.  

Хочется ли быть частью такого народа?

Да не особо.

И вот она, следующая ступень: поиск у себя польских, еврейских, немецких корней. Нашел!.. Берешь фамилию прабабушки — и за рубеж. Ты больше не русский, не белорус, а еврей, немец или поляк, и дети твои, и внуки тоже будут «новой национальности». Слава богу, «отмылся»…

А как быть, у кого с «корешками импортными» туго, кто слишком крепко в нашу землю врос?..

Да так, как давным-давно сказал поэт, — «Тьмы истин нам дороже нас возвышающий обман». Человек начинает фантазировать: я, мол, вообще-то другого роду-племени, было оно когда-то великим-превеликим, всех видало и всех бивало под позабытыми ныне стягами…

Это еще один вариант новой идентичности — в стиле фэнтези.

«Все программы некоммерческих организаций именно под это заточе-  ны, — убежден Олег Матвейчев. — Для чего разрушать ценности, память о войне, для чего критиковать родителей, для чего критиковать настоящие ценности?.. Все это — для того, чтобы потом человека заманить в какую-то новую идентичность — европейскую, еврейскую, польскую или Великого Княжества Литовского, и уже из той идентичности заставить воевать с Россией, с самим собой, со своим прошлым и с теми, кто пока еще не отрекся».

 Оказывается, эти приемы отработаны еще более века назад австровенграми. Они  брали молодых русинов (русинами и русскими называли себя тогда все жители Западной  Украины) и воспитывали их в отречении от своих национальных корней. Когда началась Первая мировая война, эти не помнящие родства люди бросали в концлагеря своих братьев по крови, называвших себя русскими. Методику «национальной переработки» людей использовали в 30-е годы и большевики. Они бросали молодых украинских националистов на борьбу с противниками украинизации: старой имперской интеллигенцией, старым офицерством. Именно тогда начали массово выпускать националистическую литературу, закрывать русские школы, переводить на украинский язык газеты и массово записывать в украинцы людей. «Это не только современная мода — это проект, которому уже сто с лишним лет», — подчеркнул эксперт.     

 

К чему стремится «Русский мир»?

Гость студии напомнил: вообще в слове «русский» этничности как таковой не было никогда.

Так называемая Русь — это сословие воинов, варяги, военные и прочие, кто осуществлял своего рода государственное управление над вверенными землями.

«Туда платили дань — руссам и Руси так называемой, и отсюда и брали вождей и князей, — рассказывает Олег Матвейчев. — Когда случались разные переполохи и собственные княжеские династии прерывались у славян, они шли к Руси и просили у них нового князя, и просили их рассудить по тем или иным хозяйственным или земельным вопросам. Слово «русский» с самого начала было именем притяжательным. Это ответ на вопрос «Чьи вы? Кому дань платите? Под кем ходите?» Мы — русские, мы — под Русью…

В этом смысле «Русский мир» — это тот мир разных этносов и разных народов, построенный на определенных ценностях и традициях, и одной из ценностей этого мира является межнациональный мир.

«Русский мир» противостоит тем, кто пытается сказать, что он исключительная нация и что он главнее всех остальных. Мы почему били Наполеона?.. Потому что он считал французов самыми крутыми. Мы били Гитлера, который считал, что немцы лучше всех. И мы так же противостоим англосаксам и американцам, которые говорят, что они исключительная нация. И, конечно, мы точно так же никогда не признаем лозунга типа «Украина по-над все» и т.д. И никогда не признаем никого, кто будет говорить, что он по-над все, превыше всего и прочее».

 

 

Print Friendly, PDF & Email