«Дедушка, дай денежку!»

0

Неоднократно судимый житель нашего города П. нигде не работал, перебиваясь случайными заработками и визитами к знакомым и друзьям. В его правилах было частенько навещать пожилых пенсионеров с ненавязчивым предложением «посидеть, выпить понеможку» (естественно, за счет «принимающей стороны»). Иногда П. одалживал у них небольшие суммы денег, забывая впоследствии отдавать.
…Аппетит приходит во время еды: вскоре П. перестали удовлетворять мелкие суммы. Зная о том, что бережливые и запасливые представители старшего поколения располагают гораздо большими средствами, мужчина решил перейти к активным действиям. Зайдя в очередной раз в гости к знакомому престарелому В., он по традиции предложил посидеть и выпить. В. был не в настроении и отказался. Тогда молодой визитер попросил денег взаймы («Немного!..»), и доброжелательный пенсионер не отказал, но П. этого было мало…
Он заглянул в дом повторно и, не найдя хозяев в комнате, быстро принялся искать деньги. В шкафу нет, под матрасом нет… Пошарив рукой под постельным бельем, он обнаружил мелкую купюру и тут же забрал ее. Опасаясь возвращения хозяев, П. быстро покинул дом. Все равно маловато!
«Наверняка у старика больше есть, — подумал он. — Пойду схожу еще…»
Зайдя в дом, навязчивый гость вновь начал беседу с хозяином, прося у него денег «взаймы».
— Нет у меня больше денег! — ответил тот. Но П. не унимался. Видя свое физическое превосходство над слабеньким дедом, он решил немного «поиграть»: крепко приобнял старика, как бы шутя, и так же шутливо произнес:
— Да есть у тебя денежки. Давай поищу!
Пожилой человек не мог вырваться из «дружеских объятий». Не в силах сопротивляться, В. избрал разумную позицию: подыграть агрессору. Зная, что денег у него при себе нет, он позволил себя обыскать. Но П. не унимался.
— Где деньги? Наверное, в сарае?..
В. понял, что визитер от него не отстанет.
— Нет у меня денег в сарае! Я тебе все отдал!
П. хотел было силой затащить деда в сарай, как тут подняла крик почти слепая бабушка — жена хозяина. За инцидентом наблюдала еще одна женщина — подруга П., которая вместе с ним пришла к пенсионерам поживиться. Подняв крик, старушка испугала агрессора, который понял, что найти деньги без дальнейшего применения насилия не сможет, и прекратил дальнейшие поиски.
Удалившись из дома, П. был спокоен: преступником он себя не считал (ведь денег не забрал!). Так же нагло и дерзко он вел себя в ходе следствия и в суде. Позиция его была хитра и проста: «Я не хотел забирать деньги у деда, я в шутку его обнял и шутя залез в карман! Разве это можно считать преступлением?»
Но тщательно исследованные доказательства позволили суду сделать вывод, что П., получив внятный и четкий отказ, фактически насильно обыскивал престарелого человека, который был не в силах ему сопротивляться. Такая же ситуация могла бы возникнуть и при обыске ребенка: ведь насилие к беззащитным людям применять и не нужно, в силу возраста они просто не могут сопротивляться!
Вместе с тем продолжение подобных действий после получения четкого отказа были признаны судом насилием. А тот факт, что денег П. не обнаружил, не освобождает его от уголовной ответственности, поскольку в этом случае его действия оцениваются как покушение на грабеж, не доведенное до конца по причинам, от него не зависящим.
Несмотря на, казалось бы, «мягкий и шутливый» характер преступления, П. был признан виновным в покушении на открытое похищение имущества, соединенное с насилием, и осужден к аресту сроком на 3 месяца. К нему также были применены меры принудительного лечения от хронического алкоголизма.
Светлана Сбродова,
помощник прокурора.

Leave A Reply

Your email address will not be published.