«Впереди – новая жизнь!». Рассказываем историю подростка из Брестской области, которому пересадили почку

«Мама не плачь, все в прошлом — впереди у нас новая жизнь!» История подростка, которому на днях пересадили почку в 2-й минской детской больнице – в материале корреспондента агентства «Минск-Новости».

«Впереди – новая жизнь!». Рассказываем историю подростка из Брестской области, которому пересадили почку

«Говорили, что мой сын не жилец»

Мы из Пинска, это небольшой город в Брестской области, — рассказывает Виктория Лозицкая, мама Ярослава. — В 2009 году на восьмом месяце беременности узнала, что у моего ребенка внутриутробно развился гидронефроз обеих почек. Но я надеялась, что все будет хорошо. Сын родился… Местные врачи не смогли ему помочь, и нас перевели в Минск. Ярославу тогда исполнился один месяц. Помню его судороги, как сказали доктора — смертельные. Нас доставили в столицу очень быстро, везли на скорой с мигалками… Ребенка положили в реанимацию 2-й детской больницы. Заведующий этим отделением мне тогда сказал: «Малыш выглядит неплохо, но внутри у него… Не жилец он…» Три месяца Ярослав пробыл в реанимации. Страшно вспоминать, что я пережила… Но вопреки прогнозам и благодаря замечательным докторам, медперсоналу этой клиники мой мальчик выжил. Наш главный спаситель — Виталий Игоревич Дубров (заведующий урологическим отделением 2-й детской больницы, руководитель Республиканского центра детской урологии, кандидат медицинских наук. — Прим. авт.). Потихоньку сын пошел на поправку, но фактически жил в клинике. Реанимация — палата в отделении — несколько дней дома. И так по кругу. В 11 лет Ярослава перевели на диализ (почечно-заместительную терапию. — Прим. авт.), мы переехали в Минск, сняли жилье поближе к больнице. Дождались подходящего донора для пересадки почки. Трансплантацию делали Виталий Дубров и детский хирург Алексей Кобяк. Даже не верится, что это произошло. На душе стало спокойнее…

И женщина заплакала.

Мама не плачь, уже все позади, — успокаивает ее Ярослав. — Ты же у меня молодец, очень сильная и мне обещала, что после пересадки плакать не будешь… Все же отлично! Врачи сказали, что на следующей неделе планируют меня выписать. Впереди новая жизнь, правда, на таблетках (иммуносупрессивных препаратах, препятствующих отторжению донорского органа. — Прим. авт.), но ничего страшного. Выдержу!

Сын у меня оптимист, — берет себя в руки Виктория. — Порой спросишь, что у него болит, он в ответ: «Ничего, все хорошо». Ярослав вообще никогда не жалуется и всегда меня поддерживает, потому что много переживаю, часто глаза на мокром месте.

Я сыну с детства говорила:

– Как бы тебе ни было плохо, тяжело, борись и учись жить самостоятельно. Мама не вечная.

И сейчас он мне не только как сын. Он мне как друг, уверена, вырастет достойным мужчиной. Мы же вдвоем живем, рассчитываем только на себя. Муж ушел от нас, когда сыну был один годик. На прощание сказал: «Я не потяну».

— Что он имел в виду? Материально или морально не потянет?

Не знаю, я не уточняла…

Он просто испугался, — предполагает Ярослав.

— Отец общается с тобой?

Временами звонит, но мне особо не хочется с ним разговаривать. У него своя жизнь… Хотя, конечно, я был бы рад, если бы он по выходным ко мне приезжал.

— Вы сказали, что с сыном одни на белом свете. А как же родственники?

Родные есть, я из большой семьи. Но так бывает. Мой отец ушел из жизни, когда Ярослав был совсем маленьким. Помню, как сейчас: 2009 год, папа умирает от онкологической болезни, сын — в реанимации, муж уходит из семьи… Врачи, медперсонал минской 2-й детской больницы стали нашей второй семьей.

«Мороженое пока не пробовал»

— Когда тебе сделали пересадку почки? — интересуюсь у Ярослава.

14 июля, и, кстати, 26 июня мне исполнилось 14 лет. Непривычно, конечно, без трубок по ночам жить. Раньше я каждый день с восьми вечера до девяти утра был к специальному аппарату подключен. Первое время после трансплантации искал у себя трубки на теле. Думал, куда они подевались. Теперь я обычный подросток, правда, со шрамами на теле. Но мужчину они украшают. Еще диету нужно соблюдать. Но мне это не мешает жить. Справляюсь хорошо.

Что любишь из еды?

Все! Я не привереда, что мама приготовит, то и ем. Макароны с гуляшом — это самое вкусное для меня!

— А мороженое?

Пока не пробовал, не рисковал. Хочется, но сдерживаюсь, мне не привыкать. Моя жизнь уже отличная! Желаю всем детям крепкого здоровья, остальное приложится.

— Ты рассуждаешь, как умудренный годами человек…

— Я же взрослый, о будущем задумываюсь. Люблю рисовать, мне интересны компьютерные технологии. Может, айтишником стану или врачом. Пойду под бочок к Виталию Игоревичу Дуброву, буду ему помогать больных детей лечить. Как думаете, получится из меня хороший уролог?

Пусть у тебя все получится, Ярослав! И скорейшего выздоровления!

Справочно

В Беларуси операции по пересадке почки детям выполняют только в Минске в 2-й детской больнице. Результаты хорошие. При этом для ребенка-реципиента лучшим трансплантатом является орган взрослого человека. И так как несовершеннолетнему пересаживают достаточно крупный орган, то возникают определенные сложности, в частности по несоответствию размеров. Поэтому врачи используют специальные технические методики, которые позволяют расположить почку так, чтобы ей было комфортно в детском организме.

До и после трансплантации почки дети и подростки находятся под медицинским наблюдением врачей столичной 2-й детской больницы. Что касается послеоперационной реабилитации, здесь главное, чтобы не случилось отторжения донорской почки. Поэтому пациентам подбирают иммуносупрессивную терапию.

Comments are closed.